Голодные бунты, расцвет коллекторов, военное поражение. Шок-прогноз на 2019 год

  • 09.01.2019

Фото: © kulturologia.ru. Император Николай II на платформе станции примерно за год до отречения

Дорогая редакция попросила меня написать шок-прогноз на 2019 год — мы любим портить аудитории настроение. В свое оправдание скажу, что вы читаете наши тексты на свой страх и риск. И делаете это добровольно. Добавлю про плюсы жизни в России: во-первых, это интересно…

Итак, поехали.

С экономикой улучшения не будет. Тем, кто еще верит в прогнозы главы Минэкономразвития Максима Орешкина, советую записаться на прием к психиатру или психотрепавету. Или просто напиться. Но ни в коем случае не ходите в кредитный отдел банка. Судя по набранным населением кредитам, в 2019 году все более массовыми начнут становиться личные банкротства граждан, все более востребованной — профессия коллектора.

Правительство не может обеспечить экономический рост, но способно увеличивать сборы с граждан и с бизнеса. Будет расти количество налогов, сборов, акцизов, и сами они тоже будут расти. Началось уже с 1 января.

Популярность правительства будет падать (если есть, куда). Будет падать и рейтинг президента (там еще есть запас). Будет расти количество запретительных законов (Клишас и другие боевые андроиды на марше).

Люди с часами по миллиону рублей и с дворцами, которые стоят столько же, сколько пенсионеры небольшого города получают за год, будут повышать пенсионный возраст, сокращать социальные выплаты, объяснять, что государство нам ничего не должно, а мы — должны быть благодарны государству и олигархам (то есть им) за то, что у нас — не как в Париже.

Судя по направлению, по которому уходит российская помощь, как финансовая, так и военная, нам ближе не Париж, а Венесуэла, Иран, Сирия и КНДР. Народ и правительство тут в чем-то едины: народ тоскует по СССР и Сталину, то есть, тоже хочет, как в КНДР или Венесуэле. В Париж мы пока можем выехать только индивидуально, а коллективно — прийти в Пхеньян, Каракас или Гавану.

Подлая Германия закрывает угольные шахты, коварный Китай переходит на электромобили (да и западные партнеры занимаются тем же), а Саудовская Аравия выражает готовность занять наше место на нефтяном рынке. Что же будет с рублем и с нами, если нефть снова рухнет? Точнее, когда она снова рухнет?

Наше правительство потеряло адекватность еще весной 2018-го. Возможно, результат на выборах президента застил им глаза. Тут я должен напомнить читателям, что они сами в этом виноваты. Помните причины, по которым вы в марте оторвались от диванов и пошли голосовать за Путина? Не помните? Так я напомню — Запад нас обвинил в отравлении Скрипалей. Это же было так важно — поддержать нашего президента в трудный момент. Вы же не думали, конечно, что закон о повышении пенсионного возраста уже написан и ждет своего часа. И о повышении НДС не думали. И о тарифах на мусор. И о росте цен на бензин.

Кстати, еще один прогноз, который совсем не трудно дать. Если цена на нефть упадет — стоимость бензина не снизится. В России, во всяком случае.

Поскольку правительство потеряло адекватность, а с мест все докладывают о непрерывных успехах, росте экономки и средней зарплаты (и главу Росстата, наконец, сменили на выходца из Минэкономики), следует ожидать голодных бунтов в малых городах, а также массового отказа платить по счетам ЖКХ. Впрочем, никогда не следует недооценивать долготерпение нашего народа.

Из-за нововведений в законодательстве, призванных защитить дольщиков, остановится большое количество строек, а обманутых дольщиков станет больше в разы. Цены на недвижимость снова просядут.

Наиболее вероятный сценарий предполагает, что в целом жизнь в 2019-м будет примерно такой же, как в 2018-м, но с постепенным ухудшением. Скорее всего, до социального взрыва еще не дойдет. Но в сентябре на выборах разного уровня «партию власти» ждет массовый провал, после чего в регионы вернется реальная политика. Точнее, до реальных политиков, наконец, дойдет, что на лояльности больше не наберешь голосов.

Но постоянно нарастают системные риски.

1. Риск войны

Поскольку наша власть привыкла к тому, что «маленькая победоносная война» резко повышает ее рейтинг (как было в 2008 и в 2014 годах), идея устроить ее еще раз, несомненно, бродит в чьих-то головах. Тут надо отметить, что «маленькая война» выгодна не только российской, но и украинской власти. В реальности же лимит готовности нашего народа терпеть ради имперского величия исчерпан. Мы за четыре года с 2014-го повторили тот же путь «патриотической истерии», что и Россия 1914-го. К счастью, с куда меньшими потерями. Когда Керенского спросили, в чем была главная ошибка Временного правительства, он ответил: «Мы думали, что народ хочет воевать до победного конца». А в реальности народ уже хотел мира.

Так как «наверху» давно уже живут в своей, придуманной, России, они могут считать, что новый конфликт даст новую порцию адреналина падающей под ними лошади. Это грозит катастрофическими последствиями. С одной стороны, инъекция адреналина может привести к инфаркту у лошади, с другой, после череды побед неизбежно наступает поражение.

Многие режимы, аналогичные путинскому, рушились в результате военного поражения. Бонапарт III во Франции, аргентинская хунта в 1980-е. Риски у нас по всему периметру. И даже за его пределами. Только с Японией и Китаем пока все хорошо.

2. Социальный катаклизм

В России все больше и больше людей, попавших в отчаянное положение. Системы здравоохранения и социальной помощи «оптимизировались» годами. Это было просто — сокращали расход на территорию или на какую-то отрасль. Если народ начинал возмущаться, добавляли туда денег.

Но народ у нас возмущается неравномерно. Есть довольно большие города, в которых вы не найдете ни одного блогера, не говоря уже о вменяемом СМИ. Есть деревни, из которых сбежали все дееспособные. Есть врачи и учителя, которые настолько приучены «молча терпеть», что, наверное, утратили и способность к высказыванию собственного мнения. И, очевидно, что люди с наименьшими доходами имеют и худшее образование в среднем, и меньшую социальную адаптированность.

Они не знают своих прав, не могут попасть к хорошему доктору, добиться внимания к своим проблемам. Это они становятся клиентами микрофинансовых организаций и, соответственно, клиентами коллекторов. Помните, с чего началась первая арабская революция — в Тунисе? В относительно благополучном и цивилизованном государстве, где на 8 млн жителей было два убийства в год. Совершил самосожжение студент, которому полицейский запретил торговать на улице.

Совершенно нетрудно представить нечто подобное в России в 2019 году. Трудно представить, что сотни тысяч сограждан выйдут после этого на улицы — это да. Но недовольство растет, чаша терпения наполняется. А она, эта чаша, в России переполняется совершенно непредсказуемо.

3. Риск экономического краха

Нетрудно себе представить, что в один прекрасный момент рухнет цена на нефть, вслед за тем рухнет рубль, потом — половина банков. Государство, по привычке, зальет их деньгами, рубль рухнет еще в два раза, выяснится, что выделенные деньги украдены и вывезены банкирами за границу. Мало того, окажется, что украдены все национальные фонды.

Дальше вспоминаем 1998-й и переходим ко второму пункту.

Будем надеяться, что эти риски не реализуются в 2019 году. Но это не значит, что их нет.

*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН)

Источник: narzur.ru

Leave a comment