Западные санкции привели российскую рыбную отрасль к рекордам

  • 20.12.2018

Когда-то люди выращивали или убивали себе еду сами. Потом стали меняться с соседями. Потом появились ярмарки и лавки, а также коробейники. Потом магазины. Затем супермаркеты и гипермаркеты. И наконец, разнообразные интернет-магазины с доставкой продуктов на дом. Каждый новый формат отбирал долю рынка у предыдущего, но не уничтожал его полностью – до сих пор есть люди, которые убивают себе еду сами, например Марк Цукерберг.

Но, разумеется, владельцы лавок всегда протестовали против открытия магазинов, а владельцы небольших магазинов – против огромных супермаркетов. Когда федеральный или международный ретейлер приходит в регион, владельцы магазинов жалуются губернатору и угрожают снижением налогооблагаемой базы. Но граждане, разумеется, не протестуют, потому что огромные «Ашаны», «Ленты» и прочие «Пятерочки» способны держать цены ниже, чем несетевые магазины.

Когда-то людям было не до веселья – выжить бы. Потом появились разнообразные ритуальные танцы у костра. Потом от города к городу и от ярмарки к ярмарке пошли странствующие скоморохи и ваганты. Потом у них появилась специализация – дрессировщики, акробаты, фокусники. Затем по городам стали странствовать цирки-шапито. Затем – стационарные цирки. И наконец, Cirque du Soleil – гастролирующий цирк нового поколения – без животных, но с чрезвычайно зрелищными номерами.

Думаю, аналогия понятна. Человечеству всегда были нужны хлеб и зрелища, но технологии получения и того и другого со временем менялись. И всегда носители устаревшей технологии были недовольны появлением новой. Вот только методы противодействия были разными.

Кто-то сдавался без боя: мы не слышали ничего о том, чтобы производители пленочных фотоаппаратов устраивали мощные пиар-кампании против цифрового фото, а производители дисков и аудиокассет – против флеш-накопителей. Да и книгопечатники если и поддерживают борьбу с электронными книгами, то делают это совершено незаметно для общества.

А с другой стороны, были луддиты, которые громили станки. Или, если не уходить далеко в историю, французские таксисты, которые жгли машины Uber и били водителей, решивших воспользоваться этой передовой технологией.

Но прогресс остановить невозможно – это, пожалуй, главный урок истории, который никто не учит.

Именно из-за стремления остановить прогресс Эдгард Запашный выглядит смешно и даже несколько жалко, а не только из-за попыток убедить президента в том, что сейчас придут злые канадцы и переманят наших артистов и наших зрителей.

Вернемся еще раз немного в историю. Цирк сто лет назад представлял вовсе не то, что мы привыкли видеть сейчас – и у того же Запашного, и тем более в Cirque du Soleil. Одним из наиболее популярных элементов шоу было выступление борцов. Причем боролись они не «по-настоящему», а на публику – подобно американскому рестлингу. Роли были распределены заранее. Это ушло.

Запашный как представитель славной династии дрессировщиков не может представить себе цирк без зверей. Но это тоже постепенно уходит, пусть и не так быстро, как хочется зоозащитникам.

Все дрессировщики регулярно рассказывают о том, как сильно они любят животных и как дрессируют их исключительно лаской и добрым словом. Но так же регулярно появляются свидетельства того, что жизнь цирковых животных вовсе не столь прекрасна, как хотят представить дрессировщики.

Жизнь цирковых людей, к слову, тоже весьма непроста. Но человек всегда может сделать выбор и уйти, а животные права выбора лишены.

Человеческая цивилизация в принципе развивается в направлении гуманного отношения к братьям нашим меньшим. Как только будет изобретено не уступающее по вкусу натуральному искусственное мясо, начнут закрываться животноводческие предприятия. Истерия по поводу натурального меха немного затихла, и активисты не так часто обливают звезд в мехах краской, как это было в девяностые и нулевые, но мехов действительно стало гораздо меньше. Выйти на публику в шубе «из Чебурашки» могут себе позволить даже очень богатые дамы – мода изменилась.

Именно это видит Эдгард Запашный и не только он. Мода меняется. Мир идет вперед. Все меньше и меньше людей хотят идти в цирк смотреть, как он, или его брат или менее именитый коллега щелкает хлыстом, говорит «ап», а тигры, в полном соответствии со шлягером Михаила Боярского, садятся у ног. И все больше хотят смотреть на то, что показывает Cirque du Soleil. Советский цирк, вопреки маршу Исаака Дунаевского, уже не умеет делать чудеса.

Судя по реакции, понимания и сочувствия своими заявлениями Эдгард Запашный ни у кого не вызвал. Оскорбленный в лучших чувствах миллиардер-поэт Михаил Гуцериев собирается судиться. Адвокат Михаил Барщевский, хоть и скептически оценивает шансы выиграть суд, отмечает, что «попытки задавить или не допустить на внутренний рынок западных конкурентов свидетельствуют о слабости того, кто об этом просит».

Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков назвал неверными заявления о том, что «государство должно создавать абсолютно тепличные условия для нашего цирка и каким-то образом ограничивать работу цирковых коллективов, гастролирующих здесь, из других стран».

Так что, похоже, Запашный оказался в описанном Виктором Черномырдиным положении «хотел как лучше, а получилось как всегда». Вместо того, чтобы продемонстрировать патриотизм и готовность русского цирка на равных конкурировать с иностранцами, показал слабость и желание закрыть границы для «проклятых конкурентов».

В сложившейся ситуации можно разрабатывать новые номера, способные затмить канадские. Точнее, канадский у Cirque du Soleil только менеджмент, артисты там выступают со всего мира. В том числе российские.

А можно устраивать цирк в плохом смысле этого слова, ябедничая президенту на «Cirque du Soleil из страны НАТО», который придет и сожрет бедных тигров и дрессировщиков заодно.

Источник: vz.ru

Leave a comment