Кто на самом деле сломал хребет «Исламскому государству»

  • 17.02.2019

По оценкам Центрального разведывательного управления США, численность «Исламского государства*» в период его расцвета составляла около 30 тыс. человек. Иракские власти заявляли о двухстах тысячах.

По оценкам Министерства обороны Российской Федерации на декабрь 2015 года, численность ИГ* в Сирии и Ираке насчитывала 60 тыс. человек. На тот период в рядах боевиков воевали граждане более чем 80 стран. По данным на январь 2018 года, общая численность игиловцев составляла от 20 до 30 тыс. человек, примерно равномерно распределенных по территории обеих стран. На тот период в их число входило и несколько тысяч боевиков-иностранцев.

Из Вашингтона уже не раз раздавались заявления, что, оказывается, именно благодаря Соединенным Штатам «Исламское государство» и «Аль-Каида»* были разгромлены в Сирии и Ираке. Ожидается, что в ближайшее время об очередной победе над джихадистами должен будет объявить Дональд Трамп и в деле псевдохалифата, как считают в США, можно будет наконец-то поставить жирную точку. Речь идет об отрядах ИГ, действующих на восточном берегу Евфрата.

По утверждениям американцев, джихадистов там осталось не более полутора тысяч человек. При поддержке авиации так называемой международной коалиции, созданной Вашингтоном для борьбы с ИГ в августе 2014 года, их постоянно атакуют Силы демократической Сирии (СДС). Однако бои идут уже не менее шести месяцев и конца им пока не видно. Поэтому и обещанное заявление Трампа, которое должно состояться по всем правилам Голливуда, пока откладывается. Кстати, боевики ИГ в Заевфратье, когда им надо, уходят на территорию Ирака, а затем возвращаются на сирийскую территорию.

Еще одним анклавом джихадистов на территории Сирии является территория, находящаяся под контролем сирийского отделения «Аль-Каиды» – группировки «Хайят Тахрир аш-Шам»* (ХТШ) в провинции Идлиб. Это составляет около пяти процентов территории Сирии (9000 квадратных километров). Союзники ХТШ – «Исламская партия Туркестана»*, «Аджнад Кавказ»*, «Хуррас Ад-Дин»* (официально именует себя филиалом «Аль-Каиды» и включает бывших функционеров «ан-Нусры»*).

По сообщениям из Идлиба, ХТШ так же, как и «Исламское государство», ввели варварские порядки: отрубание рук за мелкие кражи, запрет на яркие одежды женщинам, тюремное заключение за курение. Радикальные исламисты под предлогом формирования органов самоуправления и парламента берут под контроль всю местную власть и мечети, казнив или бросив в тюрьмы (прежде всего в горном районе Джебель-Завия) сотни несогласных – в первую очередь журналистов, старейшин, имамов, активистов, оппозиционных командиров. Сотни пропали без вести. Идет массовое нарушение прав человека. Однако почему-то просвещенная Европа молчит.

Реальные результаты в борьбе с ИГ и «Аль-Каидой» стали видны только тогда, когда на помощь сирийскому народу по его просьбе пришла Россия. Активная фаза военной операции российской армии длилась пять месяцев и 14 дней – с 30 сентября 2015 года и по середину февраля 2016 года, когда начались переговоры о прекращении огня (соглашение вступило в силу 27 февраля).

Российские военные сыграли большую роль в переломе ситуации на фронтах. В операциях конца 2015-го – первой половины 2016 года для сирийских военных стало ясно, что с Россией они победят быстрей и с меньшей кровью. Они это поняли уже в день начала операции ВКС России в Сирии – 30 сентября 2015 года, когда российская авиация нанесла первые удары по объектам боевиков из «Исламского государства» в провинциях Хомс и Хама. За первую неделю операции российскими летчиками там было уничтожено более 100 объектов боевиков.

Поддержка с воздуха позволила буквально через несколько дней перейти сирийской правительственной армии от обороны в наступление. 8 октября 2015 года первая успешная наступательная операция была начата в провинции Хама. Освобождение от боевиков первых населенных пунктов придало уверенности сирийским военным в своих силах и то, что теперь они надежно прикрыты с воздуха российской авиацией.

Поддержка российских ВКС позволила сирийским правительственным войскам остановить территориальную экспансию террористических группировок и начать наступление в провинциях Хама, Идлиб, Алеппо, Дамаск. Ежедневно ВКС РФ наносили от 18 до 88 ударов по позициям «Исламского государства».

В декабре 2015 года правительственной армии при поддержке ВКС России удалось вернуть контроль над стратегически важной авиабазой Мардж-аль-Султан, расположенной в 18 километрах от столицы страны – Дамаска, над стратегическим дорожным направлением Алеппо – Хама, разблокировать аэродром Квайрес в провинции Алеппо. Благодаря ударам ВКС и ВМФ России из акваторий Каспийского и Средиземного морей террористы лишились больше половины доходов от незаконно добываемой на сирийской территории нефти.

Только за два первых месяца операции было нанесено поражение 32 нефтедобывающим комплексам, 11 нефтеперерабатывающим заводам, 23 станциям перекачки нефти. За один день – 18 ноября 2015 года – была уничтожена колонна из 500 бензовозов. Всего же за два месяца уничтожены 1080 автоцистерн, перевозящих нефтепродукты. Принятые меры позволили снизить оборот незаконно добываемой джихадистами на сирийской территории нефти почти на 50%.

В 2016 году правительственная армия при поддержке России и Ирана провела ряд успешных наступательных операций. Были освобождены Пальмира, представлявшая собой сильно укрепленную, заминированную со всех направлений крепость, город Эль-Карьятейн, главный оплот «Исламского государства» в провинции Хомс, Алеппо – экономическая столица страны и важнейший город после Дамаска.

11 декабря 2017 года президент РФ Владимир Путин на базе в Хмеймиме объявил о завершении операции против террористов в Сирии и сокращении российской группировки в этой стране. Российские военные закончили основную миссию по борьбе с терроризмом в республике. Летчики ВКС России за время боевых действий выполнили более 40 тысяч вылетов, из которых свыше 21 тысячи – в ночное время. В результате поражено порядка 122 тысяч объектов и ликвидирована большая часть террористов – свыше 87,5 тыс. боевиков. Удалось освободить 1411 населенных пунктов, в том числе ключевые города. Разблокированы основные коммуникации. По состоянию на 1 декабря 2018 года правительственные силы контролируют территорию, на которой проживает более 90 процентов населения страны.

Сейчас начался новый этап в деятельности российских военных на сирийской земле – гуманитарный: возвращение Сирии к мирной жизни.

Однако победа над ИГ и «Аль-Каидой» в Сирии и Ираке не означает, что угроза со стороны подобного рода джихадистских структур, в том числе в этих странах, устранена окончательно. Как считают многие иностранные исследователи, с падением созданного на Ближнем Востоке исламистского псевдохалифата угроза джихадизма не уменьшится, а будет означать конец одной фазы борьбы с этим явлением и начало другой. Организация меняет тактику и переходит на новые формы и способы действий, сети ИГ выживут и продолжат действовать, в том числе и под новой вывеской.

Большая опасность заключается в том, что оставшиеся в живых иностранцы-боевики, приобретя практический опыт в Сирии и Ираке, возвращаются назад, нередко с конкретными поручениями своих иностранных спонсоров с целью возобновления террористической деятельности на территории своих стран. Боевики возвращаются с измененным мышлением и начинают рассматривать теперь и свою страну как вражескую территорию.

В январе 2017 года лидеры «Исламского государства» издали секретную директиву. Согласно одному из ее пунктов, приблизительно 6,5 тыс. иностранных боевиков (прежде всего гражданам европейских стран) было разрешено вернуться из Сирии и Ирака домой. Оплату билетов на обратную дорогу лидеры джихадистов взяли на себя. Боевикам было рекомендовано по возвращении домой начинать совершать террористические акты и диверсии в местах большого скопления народа, объектах транспортной инфраструктуры, жизнеобеспечения, используя технологии террора, разработанные «Аль-Каидой» и «усовершенствованные» ИГ. Так, во Франции лица, воевавшие в Сирии в рядах различных террористических группировок, за последнее время только по официальным данным фигурировали более чем в 80 эпизодах терроризма.

Среди терактов, которые совершили террористы, получившие опыт в Сирии и Ираке, следует отметить события в Бельгии, Франции, Великобритании, Ливии, Турции, Пакистане, Таиланде, Индонезии. От угрозы терроризма не застрахованы ни развитые, ни развивающиеся, ни немусульманские, ни исламские страны. Помимо террористических атак возвращающиеся домой джихадисты ведут пропаганду экстремизма и религиозного радикализма, вербуют новых боевиков, в том числе с использованием различных финансовых инструментов.

Террористическими атаками, распространением терроризма и экстремизма занимаются не только вернувшиеся боевики, но и лица, попавшие под их влияние или пропаганду. Именно такими людьми были совершены террористические акты с применением большегрузных автомобилей во Франции (Ницца) и Германии (Берлин).

Таким образом, вопрос возвращения иностранных боевиков – это и угроза в ближайшей перспективе, и долгосрочный вызов. Есть опасность того, что экстремистские структуры выживут, приспособятся к новым условиям, перейдя к более изощренным методам террористической деятельности, в том числе с использованием оружия массового поражения и бактериологического оружия в городах.

Эксперт примет участие в Ближневосточной конференции Международного дискуссионного клуба «Валдай» «Ближний Восток: новый этап, старые проблемы?», которая пройдет 19–20 февраля в Москве.

* Организация, в отношении которой судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности по основаниям, предусмотренным ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности»

Источник: vz.ru

Leave a comment