Антон Крылов: Хочется избить, чтоб харкал кровью

  • 30.05.2019

Часть гражданского общества хочет власть свергнуть, часть – захватить, часть – дать власти неограниченные полномочия, кто-то вообще ничего не хочет знать о власти, а кто-то не знает, чего хочет, но только чтобы не так, как сейчас.

Госдума окончательно приняла закон об отмене уголовного наказания за первый случай побоев в семье, вызвав очередной всплеск либеральной истерики с требованием сохранить этот, как подтверждают и статистика, и правоприменение, абсолютно неработающий закон.

«Степень жестокости наказания не влияет на количество преступлений – это доказано»

В «Фейсбуке» снова в большом количестве появились однотипные посты в стиле «все, кто против уголовки за побои, поддерживают возможность избивать».

Я предложил автору одного из подобных постов продолжить логический ряд: «все, кто против смертной казни за убийство, поддерживают возможность убивать», «все, кто против кастрации за изнасилование, поддерживают возможность насиловать», «все, кто против отрубания рук за воровство, поддерживают возможность воровать».

Он почему-то прекратил дискуссию, а ведь осталось еще множество прекрасных аналогий: «все, кто против хиджабов в школах, поддерживают возможность разврата», «все, кто против 10 уроков в день в школах, поддерживают отупение нации», «все, кто против черты оседлости…» извините, это мы уже куда-то не туда пошли.

Степень жестокости наказания не влияет на количество преступлений – это доказано, иначе законодательство по всему миру не смягчалось бы с ходом времени.

Влияет неотвратимость наказания – странно, что в 2017 году кому-то надо объяснять эту подтвержденную многими исследованиями истину.

Люди воровали, когда за это рубили руки, люди воровали, когда за это вешали и расстреливали, люди воруют, когда за это надолго сажают в тюрьму, люди будут воровать, когда человечество придумает какое-то новое наказание – скажем, ссылку на Луну или превращение в свинью.

Агрессия неизбежно вызывает ответную агрессию (фото: Maurizio Gambarini/DPA/ТАСС)

Также люди будут убивать, насиловать и бить – как членов семьи, так и посторонних. Очень хочется верить, что меньше, чем сейчас, но полностью преступность никогда не исчезнет.

Нынешний крайне низкий уровень преступности в странах Северной Европы, Японии, Гонконге и Сингапуре вызван не жестокостью и не только неотвратимостью наказания, а комплексом других причин.

И, казалось бы, выяснением этих причин и способами их перенесения в Россию и должно заниматься гражданское общество, а вовсе не бороться с пеной у рта за сохранение в Уголовном кодексе неработающей статьи о побоях.

***

Гражданское общество в России вообще дает немало поводов для удивления, куда больше, чем власть, чья цель (руководить максимально долго), в общем-то, в любой стране одинакова, а отличаются лишь средства.

Цели гражданского общества в большинстве государств – это как минимум влиять на власть, а как максимум – ее контролировать, не давая на пути к цели применять совсем уж нечеловеколюбивые или незаконные методы.

У нас же часть гражданского общества хочет власть свергнуть, часть – захватить, часть – дать власти неограниченные полномочия, кто-то вообще ничего не хочет знать о власти, а кто-то не знает, чего хочет, но только чтобы не так, как сейчас.

Информация о сексуальном насилии в московской школе № 57 всерьез всколыхнула общество, но это не привело ни к каким результатам – главный подозреваемый мирно живет в Израиле с одной из соблазненных выпускниц, при том, что при наличии серьезных обвинений из этой страны граждан России выдают. Однако общая направленность комментариев в целом была однозначной «такого быть не должно».

Новый скандал – о домогательствах к ученицам в московской же «Лиге Школ» вызвал куда более разнонаправленную реакцию.

Во-первых, гораздо громче голос тех, кто заявляет «они сами захотели», «они сами виноваты», «со мной такого не было, а значит, такого быть не могло ни с кем».

Во-вторых, бывшие учителя школы (она закрылась в 2013 году) подготовили обращение в прокуратуру с требованием защитить их честь и достоинство от «грязных слухов».

В-третьих, у некоторых читателей первоначального текста издания «Медуза», который и привлек к теме широкое внимание, возникли к автору стилистические претензии, на основании которых они отказываются воспринимать изложенную в статье информацию.

Но ведь главный смысл подобных разоблачений – не стилистическая красота. Их задача-минимум – это покарать зло и сделать так, чтобы позволяющий себе трогать старшеклассниц учитель не смог даже близко подойти к преподаванию.

Но самое главное – это напомнить всем – и родителям, и учителям, и ученикам (они тоже читают СМИ) – о недопустимости подобных в лучшем случае просто токсичных, а в худшем – уголовных отношений.

Это напоминание о внимательности – к своим и чужим детям, к одноклассникам, к коллегам.

Это напоминание о том, что большинство преступлений против детей происходят по недосмотру и прямому попустительству взрослых, которые обязаны отвечать за детей вплоть до совершеннолетия.

Но гражданское общество закрывается: «уберите, не хочу такое видеть, хочу читать про Трампа и смотреть на котиков!»

Нет ничего удивительного, что, по данным РИА «Новости», с 2013 по 2015 год в России на 10 тысяч выросло число преступлений против несовершеннолетних, что составило 95,5 тысячи случаев. Количество детей, пострадавших от преступлений сексуальной направленности, выросло почти в 4 раза: от тысячи случаев в 2013 году до 3,7 тысячи случаев в 2015-м.

Но, конечно, защищать 116-ю статью УК, неспособную остановить семейное насилие, куда как важнее.

***

Среди таксистов не так много выбравших эту работу по призванию и любви. Немало тех, кто занимается частным извозом от безысходности и невозможности заработать другим способом.

Поэтому нет ничего удивительного в том, что регулярно возникают скандалы, связанные с тем, что чувствующие себя недооцененными и тратящими жизнь впустую водители хамят пассажирам.

Но очередной случай оказался вопиющим – водитель не просто нахамил, а силой высадил из машины беременную женщину с ребенком, ребенок при этом получил травму головы.

Причина – испачканное сиденье.

Уголовное дело, кстати, возбуждено все по той же 116-й статье, то есть максимально мягкой из возможных. Хотя человек, бьющий женщину с ребенком из-за испачканного сиденья в машине, безусловно, заслуживает куда более серьезного наказания.

Стоп.

Все-таки сдержать эмоции очень сложно – и даже зная о том, что жестокость наказания никак не влияет на преступность в целом, конкретного мерзавца, который бьет женщину с ребенком, не пропускает скорую помощь, занимается в бане алгеброй с голой ученицей – хочется закатать в тюрьму по полной, а лучше избить так, чтобы встать не мог, чтобы харкал кровью, чтобы никогда больше…

Стоп.

Вот именно из-за того, что агрессия неизбежно вызывает ответную агрессию и никто не способен остановиться, Россия и находится на совершенно не европейских и даже не на азиатских местах в разнообразных рейтингах по числу убийств, изнасилований, преступлений против детей и семейного насилия.

До тех пор, пока общество не перейдет от желания задавить агрессию еще большей агрессией к неприятию подобных методов решения конфликтов, ничего не изменится.

И даже если сделать смертную казнь единственным видом наказания по всем статьям Уголовного кодекса, включая побои, то и это не поможет, если общество не изменится.

Источник: vz.ru

Leave a comment