Актеры больше не хотят играть добрых полицейских

  • 08.03.2019

Сергея Фролова – актера театра и кино – за короткое время, прошедшее со дня нашего знакомства, мне случилось наблюдать в разных состояниях развития его драмы. Мы встретились в кофейне, куда он пришел, опираясь на трость, давать мне интервью о квартире, из которой его пытались выселить судебные приставы и черные риелторы. Мы сразу поспорили – по Дидро надо играть или по Станиславскому. Сергей – поклонник Дидро, а я – исключительно, чтобы поспорить – говорила: только по Станиславскому, надо пережить роль. А Фролов говорил, что не обязательно каждый раз умирать на сцене.

Потом я приехала к Сергею на суд. Его мать перед смертью брала в микрокредитной организации два кредита. Один – в шестьсот тысяч. Там быстро пошли проценты на проценты, и ей был предложен другой кредит в миллион двести, чтобы покрыть первый. Но пошли проценты на второй. Через несколько месяцев она умерла. Сергей узнал о кредитах только после ее смерти. На что она их брала – загадка. У него были не очень хорошие отношения с матерью, это правда, но это не значит, что он – не хороший человек. 

Когда в Мосгорсуде объявляли решение, все смотрели на судей, а я смотрела на Сергея. Во время интервью в кафе я спрашивала его – как сыграть шок? И он говорил, что шок – это омертвение лица.

Суд Сергей проиграл, и я впервые слышала, как публика освистывает судей и прокурора. Потому что многие собравшиеся были такие же жертвы микрокредитных организаций – взяли триста тысяч рублей, а отдали квартиру в Москве. И, знаете, я не думаю, что люди сами виноваты только потому, что они наивны и доверчивы. Всегда виноваты мошенники, которые пользуются наивностью и доверчивостью людей.

– По Станиславскому? – спросила я Сергея, когда мы выходили из зала судебных заседаний.

– По Станиславскому, – согласился он.

Квартиру, которую Сергей должен был наследовать после матери и уже жил в ней с семьей, приставы выставили на торги. Купили ее люди, которые фигурируют в разных делах людей, пострадавших от микрокредитных организаций. Сергей требовал, чтобы суд запросил оригиналы документов с торгов. Суд отказал.

Дениса Рожкова – полицейского из «Глухаря», приходившего защищать друга Фролова, дважды выводили из зала судебных заседаний – он называл суд фарсом.

Вчера Сергея вытолкали из квартиры взашей в тапках. Не дали собрать вещи. Его жена и ребенок поехали в ОВД снимать побои.

Представитель нового собственника пришел менять замки под прикрытием судебных приставов и в присутствии полиции. Теперь Сергей живет на лестничной клетке. Когда я приехала к нему вечером, он сидел в углу на табуретке, свесив голову, но еще пытался шутить – он же комедийный актер. Вокруг него собрались друзья – актеры и режиссеры.

И знаете, что самое смешное – они больше не хотят играть в сериалах добрых полицейских.

Источник: Блог Марины Ахмедовой

Источник: vz.ru

еще

yta.ru

Leave a comment