Найти двойника, чтобы выжить: как люди приходят в благотворительность

  • 26.02.2019

Случайности неслучайны

Директором фонда я стала случайно. Понимаю, звучит неправдоподобно, но это так. Сестра познакомила меня с учредителем фонда. По образованию я экономист, поэтому меня попросили помочь прописать экономические нормативы, помочь с оформлением договоров, документов для получения лекарств и прочей бумажной волокиты. Я не планировала связывать свою жизнь с фондом: сделаю свою работу, помогу на этом этапе и вернусь в бизнес-сферу, думала я. Обычная работа. Не было никакого предчувствия, что этот фонд станет частью моей жизни, частью меня.

Сначала нас было двое: учредитель фонда и я. Я не только занималась экономической частью, но и решала всяческие оргвопросы, писала статьи про подопечных. Телефон был включен 24 часа в сутки без выходных и отпусков.

Сейчас у меня команда девять человек. Все суперпрофессионалы. Плюс армия волонтеров. А еще амбассадоры фонда — разные публичные личности. Например, писательница Людмила Улицкая — член нашего попечительского совета.

Популярное

И все-таки это странное ощущение. Когда ты пришел в точку отсчета координат. Начал с нуля. А через пять лет вдруг обнаружил себя во главе крутого благотворительного фонда. Искусство маленьких шагов. Даже если трудно. Если чувствуешь, что устал. Просто делаешь вдох, делаешь шаг — и это работает. Причем в любой сфере: в благотворительности, в работе, в семейной жизни. Может быть, именно поэтому я пришла работать в этот фонд? Чтобы освоить это искусство. Может быть, случайности неслучайны?

Способность к соучастию

Все люди делятся на две категории: одни, если их спросить на улице «Как пройти?», сделают вид что не слышат или очень спешат и ограничатся ледяным «Не знаю».

А есть такие, которые остановятся и очень подробно расскажут маршрут к точке твоего назначения, да еще удачного дня пожелают. Про что эта история? Про способность к соучастию.

В принципе работа в фонде мало чем отличается от работы в любом другом офисе. Те же бумаги, те же протоколы, перекуры, разговоры и кофе в перерывах. С той лишь разницей, что на конце бумажки, которую ты сейчас заполняешь, — жизнь другого человека. Человека со своей семьей, своей болью, своими радостями, мечтами…

Я могла бы найти более высокооплачиваемую работу. И без этой давящей моральной ответственности. Что меня удерживает здесь? Не знаю. Внутренний отклик. Драйв. Когда приходят наши бывшие подопечные — здоровые, улыбающиеся, со своими женами, детьми. У них живые глаза, глаза, в которых не погас интерес и желание быть, создавать да просто наслаждаться каждым отпущенным днем. Это стимулирует. Это дарит удивительное ощущение соучастия.

Каждый сам для себя должен решить, к какой категории он относится — тех, подскажет дорогу, или тех, кому некогда. И здесь нет правильного или неправильного ответа. Каждый решает этот вопрос сам для себя.

Ты не один

Наверное, одно их самых страшных чувств — чувство одиночества. Его переживали все. Отчаяние и ощущение, что ты один и абсолютно никому нет до тебя дела, — это же знакомо каждому обычному здоровому человеку. А теперь представьте, что переживает человек, который к тому же еще и столкнулся со страшным диагнозом. Лейкемия — это действительно тот медицинский термин, который выбивает из седла даже самых опытных и крепких «наездников». И вот эти люди, которые застывают как боксеры, получившие удар в солнечное сплетение, теряют ориентацию во времени и пространстве, сжимаются и застывают. А застывать как раз нельзя. Надо двигаться, оформлять документы, выбивать дотации, находить лекарства, просчитывать варианты и выбирать лучший, тот, который докажет истину: диагноз (даже такой пугающий) не приговор. Но человек дезориентирован. И его самые близкие тоже в нокауте. А время идет. И вот тут наш фонд и выступает тем самым плечом, на которое можно опереться. Той рукой, которая хватает и не дает упасть. «Ты не один, мы вместе справимся со всеми проблемами» — это мантра, которую мы вслух или мысленно повторяем, когда к нам приходит новый подопечный.

Так задумано

Чтобы справиться с болезнью нужна пересадка костного мозга. Потенциальным донором костного мозга может стать любой человек в возрасте от 18 до 45 лет. Все просто: сдаешь 5−6 мл крови, ее типируют по 10 парам генов и заносят в реестр потенциальных доноров. Вся суть в совпадении этих пар генов. Если найдется пациент с похожим набором, вам позвонят. Может, через месяц, может через год, через пять лет. А может, и никогда. Я, как и большинство сотрудников нашего фонда, состою в донорской базе. Мне пока еще не звонили. Значит, я не с кем пока не совпала.

У нас в фонде был случай. Одному нашему подопечному, сирийцу по происхождению, прожившему всю жизнь в Москве, нужна была пересадка костного мозга. Искали по донорским банкам России, потом разослали запрос по миру. И в базах всего мира нашелся только один подходящий донор — из Южной Америки. Операция по пересадке прошла успешно. Сейчас наш подопечный проходит стандартную послеоперационную терапию.

Меня эта история заворожила. Ведь если пофантазировать, то, возможно, у каждого из нас где-то на другом конце света ходит «генетический» двойник. Какой он? Чем занимается? Какие у него интересы? И почему именно с ним мы так похожи… Уж не для того ли, чтобы в критической ситуации спасти друг друга? Так задумано природой (или богом, суть ведь не в названии), и только от вас зависит, осуществится этот замысел или нет…

Вы тоже можете помочь и в будущем спасти чью-то жизнь, пройдя типирование и став потенциальным донором костного мозга. А можете пожертвовать небольшую сумму для людей, которым не справиться без вашей помощи. Фонд борьбы с лейкемией помогает взрослым больным раком крови, ведь рак крови у взрослых можно вылечить в 60−80% случаев в зависимости от диагноза.

Текст: Анастасия Быкова, фото: Павел Смертин

Источник: cosmo.ru

Leave a comment